Мастер-класс Экспериментальная мастерская пишем старинную картину

Экспериментальная мастерская: копия старинной картины не по законам живописи

На этот раз хочу показать еще один мастер-класс. Давайте я обзову его по-другому. Чтобы давать мастер-классы, во-первых, нужно быть мастером, во-вторых учителем, который преподает в классе. Ни того, ни другого у меня нет. Назову я его «экспериментальная мастерская».

Покажу, как я поизмывался над старинным натюрмортом гениального художника Jan Davidsz de Heem (1605-1684). В этой копии я нарушил многие законы живописи. Стараясь в финале придти к результату оригинала. Но судить вам.

Весь процесс написания этой работы был сокращен и упрощен по-максимуму. Поэтому, думаю, многие смогут это повторить — и многослойники, и аля-примщики. Это смесь непонятно каких техник.

Дедушкиным способом, по клеточкам перерисовал рисунок на холст. И обвел его акриловой коричневой краской, чтобы рисунок не стирался от кисти с масляной краской.

Как пишут во многих уроках, заполняем краской плоскость холста. Какой краской? Да не важно — всякой. Можно зелененькой, можно синенькой, можно черненькой, в общем, какая у вас есть. Ну а лучше все же смотреть на оригинал и подбирать те цвета, которые соответствуют, это все-таки копия.

«А где имприматура (тонировка холста)?» — спросите вы. Какая имприматура, о чем это вы? Не знаю я никакой имприматуры.

Вот первый нарушенный закон многослойной живописи под старину.

Нарушаем дальше. Без всякой имприматуры я начал закрашивать предметы натюрморта в локальные цвета, а именно, тыквочка желтая, скатерть зеленая, фон тоже зеленый с добавлением синей. Надеялся, что эти цветные пятна сыграют роль и имприматуры и подмалевка.

Как написать сложный натюрморт. Часть_1

Использованные краски на данном этапе: две прозрачные — травяная зеленая и голубая фц; две непрозрачные — кадмий красный светлый и желтый средний. Этих красок мне было достаточно для написания всей работы, позже добавился краплак розовый прочный.

Разберем эту мазню по полочкам. Фон — зеленая с голубой фц. Замазан весь рисунок, без обводки предметов, очень тонко, аж белый холст просвечивает. Что это дает в данной ситуации. А то, что контур рисунка гаснет, он нам не нужен в финале. И второе, я испытывал, как потом ляжет краска на этот не просушенный фон. Например, стеклянные бокалы, листья. Вот вам и АЛЯ-ПРИМА, по сырому.

Еще одно нарушение закона многослойной живописи.

Самый толстый бокал был написан все той же зеленой травяной и, смешиваясь прямо на холсте с фоновой краской, он вписался в тон. Все предметы, как я уже говорил, замазываю в родные цвета без света и теней. Чуток, где потемней побольше краски, где посветлей втираю тонко до холста. Это уже не аля-прима, а типа лессировочки, ведь холст просвечивает. Для красного винограда мне все же пришлось добавить краплак розовый прочный. Можно было и не брать эту краску, а смешать кадмий красный светлый с чутком голубой фц. Нет — сказал я себе — так не пойдет. Прозрачную с непрозрачной, лучше не мешать, да и химия у них разная, может «взорваться». Лучше чистенькими виноградик накалякать. Вот и вышло, красный виноград — голубая фц и краплак, зеленый виноград , та же травяная только тоненько в протирочку. А вот красные и желтые места чистыми кадмиями, но тоже тоненько на тройничке. Оранжевый цвет — на мясе, хлебе, апельсинах — те же кадмии, только в смеси между собой. Все намазано, как пьяным маляром на заборе, грязно, не аккуратно, но тонко и в правильных местах.

Что-то я разболтался.

Лучше один раз увидеть, чем сто строк читать. Внимательно смотрите. Дальше будет больше. Как сказал В. Кличко: «Не все могут в завтрашний день смотреть, верней смотреть могут все, но видят не все» — классика.

Вся эта мазня является то ли цветной имприматурой, то ли подмалевком, что за техника письма? Посмотрим, как дальше будет себя вести этот слой в старинном натюрморте. А пока его нужно просушить. На всю покраску этого «забора», вместе с рисунком ушло час, полтора с перекурчиками.

Слой высох. Глядя на оригинал, мне не понравилась тональность большей площади полотна. Я увел его из сине-зеленого в серый тон. Серый составил из голубой фц, зеленой травяной, пришлось взять еще одну коричневую краску — умбра жженая. Все это намесил в грязь и эту грязь чуток добавил в белила титановые и они испачкались, стали серыми. Белила титановые краска не прозрачная, но и не такая химическая, как цинковые. Поэтому я не боюсь смешивать титан с остальными красками. Есть у меня работы, которые давно написаны в таких смесях, со временем пороки не выявлены.

Этой же серой я прописал два фужера, которые по центру, уплотнил этим цветом толстый бокал и мазанул блюда, которые под мясом, виноградом, креветками и вазочку под фруктами.

Скатерть на столе прошелся травяной зеленой с добавлением кадмия желтого на выступающих складках. Мазня закончена без всякого намека, на мертвый (лунный) слой. Опять нарушение закона многослойной живописи.

Все так просто. кажись. Посмотрим, что будет дальше. А пока спать дня три — четыре, пусть сохнет этот слой. Почему так мало? А потому что тонко и на разбавителе с лачком.

Проснулся я через четыре дня, гляжу, а холст уж высох у меня.

Не меняя и не добавляя никаких красок, чтобы не пестрить, прописал виноградик, мяско, тыквочку, рачка красненького, фруктики пока все без ярких бликов. И заснул опять дня на три-четыре. Так же сохнет быстро, потому что тонко, в растирочку.

Как написать фотографию. Ретро. Винтаж.

После недолгой (по меркам многослойной живописи) просушки, все теми же красками взялся за прописочку мелких деталей, уточнения всего и вся. Перед сеансом обезжирил и смазал уже льняным маслом, чтобы дольше полотно оставалось влажным, но писал на тройнике, чтобы потом быстрее высохло (хитрый, зараза). Ну, где тут законы многослойной живописи!? Добавил недостающих листьев, перед корзиной. Короче, повозился я с этой пропиской всего один сеанс, но часиков восемь ушло на это.

Вот, что получилось, после уже не мазни, но живописи. Это для меня самый ответственный сеанс письма. Тут нужно в точку попадать, не нарушая целостности общего и главное, как в музыке, не прыгать по тональности. У меня есть знакомые, которые одну песню в шести тональностях поют. Это надо так еще суметь…

Отвлекся. Смотрите, что получилось.

Вроде закончил, ну а раз так, забросил я эту картинку, чтобы глаза не мозолила и забыл на недельку. Потом взглянул свежим взглядом, сравнил с оригиналом и…

Намешал немножко краски той же палитры, которая была раньше и снова — здорова. Ну не понравился мне цвет синей тряпки, которая торчит из корзинки. Смазал маслицем это место и лессирнул эту тряпку голубой фц. Во, уже лучше. Кое-где блики подсветил, кое*где яркость притушил. Блики усиливал пастозно, тушил яркость лессировкой. Добавил по мелочи, что смог увидеть в оригинале репродукции и поставил подпись.

Один критик сказал Пикассо — Такую мазню, может нарисовать любой ребенок.

Пикассо ответил — Нарисовать может любой, но подпись могу поставить только я.

Вот что получилось с подписью.

Только подпись не главное в этой картине. Главное — гвоздь.

Вот, уважаемые друзья, я сейчас увлекаюсь старинной многослойной живописью, экперементирую и так и сяк и наперекосяк. В построении этой картины имприматуры нет, слоев мало, вроде аля-прима, но тонко, не пастозно, без мазков с лессировками, вроде академический. И попробуй разбери, что это за стиль? Но зато не потрескается и не отвалится — нечему. Может, это акварель…

Делитесь своими наработками и комментариями в этом нелегком поиске истины живописи. Спасибо.

Экспериментальная мастерская: пишем натюрморт. «Тайна, покрытая мраком»

Открой тайну, несчастный, открой тайнууу.

«Тайна, покрытая мраком», так я назвал этот эксперимент по живописи не случайно. Я расскажу про все этапы написания этого натюрморта, в котором краски практически не смешиваются на палитре, а накладываются друг на друга в каждом слое одним чистым цветом. Но, есть в этой картине один мой секрет, о котором я умолчу, в силу того, что фотография не передает той изюминки, которая у меня получилась в процессе и возможно, в дальнейшем будет взята мной на вооружение. Изюминка у каждого художника своя.

За основу взята старинная картина, автора не знаю, но суть не в этом.

Элементарно, рисунок натюрморта, состоящий в основном из овальчиков и кружочков, ничего сложного, но правильно выверен по композиции.

КАРТИНЫ ПО МАСТЕР КЛАССАМ ! ОЖИДАНИЕ/РЕАЛЬНОСТЬ

Далее тонирование холста (имприматура), двумя разными цветами. Краска акриловая, высохла быстро. Уже в этом действии началась закладка «тайны».

Как написать сливы. Проблемы фиолетового цвета

Открой тайну, несчастный, открой тайнууу.

Натюрморт Willem van Aelst. Чернее черного. «Теория одной краски». Часть 1.

Почему для написания любой музыки хватает семь нот, а для написания картины, художникам, иногда не хватает палитры из множества цветов и оттенков краски. Пришел к выводу, что семь красок (как и в музыке) хватит для написания любой картины. Хватило бы и трех: синяя, красная, желтая. Я взял дополнительные цвета, чтобы не составлять их из основных красок. Это — травяная зеленая, сиена жженая. Белила используются всегда для осветления любого цвета. Любой цвет разбавленный белилами становится холоднее и менее насыщенным.

Вот палитра, которую я использовал в первом подмалевочном сеансе.

Для фона взял две полупрозрачные краски: сиена жженая, чуток разбавленная кобальтом синим средним. Эта смесь накладывалась прозрачно на льняном масле, чтобы просвечивала тонировка холста. Тонировка холста и в окончательном варианте должна просвечивать, чтобы объединять картину в одну тональность. Здесь отличие многослойной живописи от много-сеансовой. В многослойной живописи все слои должны работать на просвет и взаимодействовать друг с другом. В много-сеансовой живописи, каждый предыдущий слой является лишь подсказкой по светотени и цвету для последующего, и полностью закрашивается в каждом сеансе. В начале я говорил, что тонировка должна работать до окончания написания картины, впоследствии это приводит к секрету, о котором я умалчиваю.

Открой тайну, несчастный, открой тайнууу.

Замечу, после закраски фона, тон холста просвечивает.

Далее, я так же использую полупрозрачные или кроющие краски. Из кадмия красного светлого и кадмия лимонного, составил оранжевую краску, которую использую во всех красно-желтых предметах: апельсины, хлеб, персики, крест Иисуса.

Светлые места не стесняясь разбавляю белилами. Все светлые места искусственно перебеливаю, делая их холоднее, для последующей лессировки. В дальнейшем, лессировка сделает свет теплее.

Так же, зеленые листья закрашиваю локальным цветом, травяной зеленой краской, в светлых местах разбеливаю её белилами титановыми. Вообще-то, я не пользуюсь зеленой краской, это исключение из моих правил, из-за лени её составлять в данном эксперименте.

Обращаю внимание. На этом этапе письма используется одна локальная краска: красная, желтая, синяя, зеленая. Белилами высветляю светлые места, коричневую добавляю в тени предметов, например, в хлебе. Пишу чуток разбавляя маслом, или в протирку, методом сухой кистью. По возможности, чтобы просвечивал тонированный грунт холста. Даже бант, на котором держится вся композиция, закрашен светло-голубым, в последствии подготовлен для синей лессировки.

В технике Аля-прима советуют остерегаться разбела краски, это правильно. В технике лессировок, холодные тона, разбеленные белилами, дают яркость чистым краскам в последующих слоях.

Виноград, основа композиции, является самым светлым, самым ярким и даже светящимся пятном на картине. А значит, чтобы чистые краски, такие как красная, желтая на просвет остались чистыми, я подготавливаю белую подложку под эти ягоды. Свет будет проходить через, прозрачно положенную, чистую краску (например красную), отразится от белой основы и как бы подсветит её снизу.

MK Acrylic Painting!MK как легко нарисовать абстрактную картину для интерьера акрилом

Смотрите внимательно: виноград пишу чистыми белилами титановыми. В тенях ягоды оставляю акриловую имприматуру. Где виноград совсем темный, чуток добавил коричневой с желтой, в сочетании с подложкой, он получился мутновато-зеленый.

Красная краска, например, кадмий красный светлый, имеет чистый, яркий цвет. Краска была изобретена примерно в 19 веке, так что в более раннем периоде она не использовалась. Сегодняшний день диктует свои правила. Кадмии, светостойкие, яркие и чистые краски — грех не использовать их. Единственный их минус, они долго сохнут. Ради чистоты, я готов подождать их высыхания. Так же, подложку для красного винограда, я пишу белилами, аналогично белому.

Как исправить старую работу. Живопись маслом в технике Пуантилизм. How to redraw an old picture

Как в музыке, белила не звук, они придают холодность звучания краскам. Ножка бокала, змея, поверхность стола — это кобальт синий в смеси с сиеной жженой, так же с белилами в светлых местах. Вишенки, тоже кадмий красный с белилами. На этом сеанс был закончен и полотно подверглось просушке недели на две. Белила сохнут долго, но я писал их не пастозно, тонким слоем.

Обращаю внимание, что тонировка холста (имприматура), практически везде просвечивает, сквозь первого цветного подмалевка.

После просушки, в следующем сеансе, я убрал зеленую краску и добавил Ван-Дик коричневый. Эта краска полупрозрачная, с очень нежной консистенцией. По оттенку напоминает черную. Единственный её минус, она слабо-светостойкая и плохо взаимодействует в смесях со многими красками. Но так как она будет использоваться не один раз в написании фона и теневых мест предметов, я взял на себя смелость поработать ей. Так же заменил сиену жженую на марс коричневый темный.

Свет на картине, который ярко выражен в центральной части, будет иметь теплый оттенок, значит темнота и тени должны быть холоднее света.

Я еще раз прохожу по фону одной краской, тонким слоем «Ван-Дик коричневый.»

Замечу, так как эта краска плохо взаимодействует с многими красками в смесях, я работаю с ней по высохшему слою, а значит, она не имеет химического воздействия, как с сырыми красками.

По светло-голубому банту прошелся кобальтом синим, в тенях плотнее, в светах разряженней.

Почти чистыми белилами уточнил детали на листиках, фруктах, змее, ящерице и тому подобном. Я уже говорил, что в финале, практически не останется белой краски, вот я смело и крашу ей.

Уплотнил цвет персиков и апельсин кадмиями, красным и желтым, в светах так же разбелил белилами.

На этом сеанс был закончен и полотно просушивалось, тоже недели две. Вот, что получилось во втором сеансе.

В третьем сеансе, я взялся за виноград, который должен светится. Белая подложка, под виноград хорошо просохла и теперь не будет смешиваться с новой краской. Красные ягодки винограда закрашиваю кадмием красным светлым, тоже тонким слоем, чтобы просвечивалась белая подложка и тень первого слоя.

Синий виноград, кобальт синий, тоже прозрачно.

Желтый виноград — кадмий желтый, в темноте уплотнено марсом коричневым, и кое-где, подмазано кадмием красным. Кадмиевые краски хорошо смешиваются между собой, без плохих последствий.

Обращаю внимание, что апельсины, гранат, рефлексы на ягодах, жилки на листиках, в общем, все, что должно в последствии быть светлым, но не белым, в этом сеансе перебелены.

Еще раз прохожу по фону, зацепляя теневые части листьев красного винограда, в общем, все, что находится в глубокой тени. Краска затемняет тени, но не закрашивает их. Это уже лессировка, которую я делаю на двойнике, состоящего из дамарного лака с льняным маслом.

Индийская желтая краска, прозрачная, лессировочная. Очень красивая в смеси, например с белилами, но. оказывает негативное влияние на краски, как бы «съедает» их. Я научен из предыдущих опытов и использую её, по полностью просохшим краскам. Индийская желтая, дает золотое свечение на светлых подложках.

Сложное понятие в живописи. Воздушная перспектива. Часть 4. Картина Daniel Van Der Putten.

Этой краской прохожу почти по всем светлым местам и все белое становится, чуточку золотым. Белый виноград, пока особо не трогаю, оставляю его напоследок.

На листьях и некоторых фруктах, заметно, как убралась белизна, но осталась фактура предметов.

Как написать Море. «Девятый вал» Часть1

Кобальт синий спектральный. Прозрачная краска, подходит для лессировки.

Краплак розовый прочный. Название этой краски говорит само за себя — крапЛАК. Именно на лаках делались прозрачные прописки-лессировки. При нанесении краплака на какую-либо поверхность, оставаясь в своем чистом виде, краска имеет свойство блестеть, гореть. В смесях, например, с белилами дает красивый, нежный розовый цвет. Только в смесях есть «подводные камни». Если краплаки будут положены в нижние слои, то через какое-то время, они могут выступить на поверхность, а значит испортить первоначально задуманный цвет. Я раньше писал (смесью краплака с белилами) розы и по прошествии времени был разочарован исчезновением белил. Роза становилась красно-бурого оттенка. Вывод: краплаки впрочем, как и все лессировочные краски, лучше работают в верхних слоях, по хорошо просушенным нижним. Краплак, это как прозрачное стекло.

Мастеркласс — объемная картина «Старинная карта»

Вот приблизительная схема, как работает прозрачный, красный свет на различных цветовых подложках. На белой подложке становится ярче, на черной — насыщенней.

Этими прозрачными красками (кобальт спектральный и краплак розовый) прописываю вишенки и красный виноград.

Красный виноград загорелся. Все цвета этого винограда лежат в разных слоях и не взаимодействуют между собой химически, но зато дают оптический эффект свечения, чего простым смешением красок, добиться очень сложно.

Как написать сирень. Планы света и цвета. Часть 1.

Был еще один сеанс доработки этого полотна. Дописаны мелочи, типа веточек, чуточку уточнен белый виноград, расставлены бликовые акценты и тому подобное.

Вот, что получилось в финале.

Вывод: краски не смешиваются физически, а значит не имеют отрицательное воздействие друг на друга. За счет прозрачности красок и взаимодействия различных цветов друг на друга создается оптическая иллюзия глубины пространства и цвета. Только на все это нужно не мало времени. Но результат того стоит.

Открой тайну, несчастный, открой тайнууу.

«Тайна, покрытая мраком» очень проста. Изначально у меня была одна задумка, которую в процессе работы мне осуществить не удалось, не позволила физика полотна. Но эти же мои действия привели к неожиданному для меня результату. Несмотря на мрачность фона, свет на темной стене, в правом верхнем углу имеет такое глубокое свечение (поверьте на слово), которое, увы, фотоаппарат не передает. Это видно, только при просмотре под разными углами. Это было неожиданностью и очень поразило меня. Простым составом краски такого не добиться. А вот, как это получилось и есть мой секрет.

Возможно, кто-то догадается сам, так как весь процесс был мною показан. Возможно, я сдамся в дискуссиях.

Удачи всем, любителям многослойной живописи.

Экспериментальная мастерская: копия старинной картины не по законам живописи

На этот раз хочу показать еще один мастер-класс. Давайте я обзову его по-другому. Чтобы давать мастер-классы, во-первых, нужно быть мастером, во-вторых учителем, который преподает в классе. Ни того, ни другого у меня нет. Назову я его «экспериментальная мастерская».

Пишем маслом!Авторское право! Копирование работ!Можно или все таки нельзя! Пишем маслом!Личный опыт!

Покажу, как я поизмывался над старинным натюрмортом гениального художника Jan Davidsz de Heem (1605-1684). В этой копии я нарушил многие законы живописи. Стараясь в финале придти к результату оригинала. Но судить вам.

Весь процесс написания этой работы был сокращен и упрощен по-максимуму. Поэтому, думаю, многие смогут это повторить — и многослойники, и аля-примщики. Это смесь непонятно каких техник.

Дедушкиным способом, по клеточкам перерисовал рисунок на холст. И обвел его акриловой коричневой краской, чтобы рисунок не стирался от кисти с масляной краской.

Как пишут во многих уроках, заполняем краской плоскость холста. Какой краской? Да не важно — всякой. Можно зелененькой, можно синенькой, можно черненькой, в общем, какая у вас есть. Ну а лучше все же смотреть на оригинал и подбирать те цвета, которые соответствуют, это все-таки копия.

Пишем малинку. «Теория одной краски.» Живопись маслом.

«А где имприматура (тонировка холста)?» — спросите вы. Какая имприматура, о чем это вы? Не знаю я никакой имприматуры.

Вот первый нарушенный закон многослойной живописи под старину.

Нарушаем дальше. Без всякой имприматуры я начал закрашивать предметы натюрморта в локальные цвета, а именно, тыквочка желтая, скатерть зеленая, фон тоже зеленый с добавлением синей. Надеялся, что эти цветные пятна сыграют роль и имприматуры и подмалевка.

Использованные краски на данном этапе: две прозрачные — травяная зеленая и голубая фц; две непрозрачные — кадмий красный светлый и желтый средний. Этих красок мне было достаточно для написания всей работы, позже добавился краплак розовый прочный.

Разберем эту мазню по полочкам. Фон — зеленая с голубой фц. Замазан весь рисунок, без обводки предметов, очень тонко, аж белый холст просвечивает. Что это дает в данной ситуации. А то, что контур рисунка гаснет, он нам не нужен в финале. И второе, я испытывал, как потом ляжет краска на этот не просушенный фон. Например, стеклянные бокалы, листья. Вот вам и АЛЯ-ПРИМА, по сырому.

Еще одно нарушение закона многослойной живописи.

Самый толстый бокал был написан все той же зеленой травяной и, смешиваясь прямо на холсте с фоновой краской, он вписался в тон. Все предметы, как я уже говорил, замазываю в родные цвета без света и теней. Чуток, где потемней побольше краски, где посветлей втираю тонко до холста. Это уже не аля-прима, а типа лессировочки, ведь холст просвечивает. Для красного винограда мне все же пришлось добавить краплак розовый прочный. Можно было и не брать эту краску, а смешать кадмий красный светлый с чутком голубой фц. Нет — сказал я себе — так не пойдет. Прозрачную с непрозрачной, лучше не мешать, да и химия у них разная, может «взорваться». Лучше чистенькими виноградик накалякать. Вот и вышло, красный виноград — голубая фц и краплак, зеленый виноград , та же травяная только тоненько в протирочку. А вот красные и желтые места чистыми кадмиями, но тоже тоненько на тройничке. Оранжевый цвет — на мясе, хлебе, апельсинах — те же кадмии, только в смеси между собой. Все намазано, как пьяным маляром на заборе, грязно, не аккуратно, но тонко и в правильных местах.

Что-то я разболтался.

Лучше один раз увидеть, чем сто строк читать. Внимательно смотрите. Дальше будет больше. Как сказал В. Кличко: «Не все могут в завтрашний день смотреть, верней смотреть могут все, но видят не все» — классика.

Вся эта мазня является то ли цветной имприматурой, то ли подмалевком, что за техника письма? Посмотрим, как дальше будет себя вести этот слой в старинном натюрморте. А пока его нужно просушить. На всю покраску этого «забора», вместе с рисунком ушло час, полтора с перекурчиками.

Слой высох. Глядя на оригинал, мне не понравилась тональность большей площади полотна. Я увел его из сине-зеленого в серый тон. Серый составил из голубой фц, зеленой травяной, пришлось взять еще одну коричневую краску — умбра жженая. Все это намесил в грязь и эту грязь чуток добавил в белила титановые и они испачкались, стали серыми. Белила титановые краска не прозрачная, но и не такая химическая, как цинковые. Поэтому я не боюсь смешивать титан с остальными красками. Есть у меня работы, которые давно написаны в таких смесях, со временем пороки не выявлены.

Этой же серой я прописал два фужера, которые по центру, уплотнил этим цветом толстый бокал и мазанул блюда, которые под мясом, виноградом, креветками и вазочку под фруктами.

Своя Картина. Муки творчества или незнание. Серия_1

Скатерть на столе прошелся травяной зеленой с добавлением кадмия желтого на выступающих складках. Мазня закончена без всякого намека, на мертвый (лунный) слой. Опять нарушение закона многослойной живописи.

Все так просто. кажись. Посмотрим, что будет дальше. А пока спать дня три — четыре, пусть сохнет этот слой. Почему так мало? А потому что тонко и на разбавителе с лачком.

Проснулся я через четыре дня, гляжу, а холст уж высох у меня.

Не меняя и не добавляя никаких красок, чтобы не пестрить, прописал виноградик, мяско, тыквочку, рачка красненького, фруктики пока все без ярких бликов. И заснул опять дня на три-четыре. Так же сохнет быстро, потому что тонко, в растирочку.

После недолгой (по меркам многослойной живописи) просушки, все теми же красками взялся за прописочку мелких деталей, уточнения всего и вся. Перед сеансом обезжирил и смазал уже льняным маслом, чтобы дольше полотно оставалось влажным, но писал на тройнике, чтобы потом быстрее высохло (хитрый, зараза). Ну, где тут законы многослойной живописи!? Добавил недостающих листьев, перед корзиной. Короче, повозился я с этой пропиской всего один сеанс, но часиков восемь ушло на это.

Как написать портрет. Этюд «Девочка с книгой» William Adolphe Bouguereau

Вот, что получилось, после уже не мазни, но живописи. Это для меня самый ответственный сеанс письма. Тут нужно в точку попадать, не нарушая целостности общего и главное, как в музыке, не прыгать по тональности. У меня есть знакомые, которые одну песню в шести тональностях поют. Это надо так еще суметь…

Отвлекся. Смотрите, что получилось.

Вроде закончил, ну а раз так, забросил я эту картинку, чтобы глаза не мозолила и забыл на недельку. Потом взглянул свежим взглядом, сравнил с оригиналом и…

Намешал немножко краски той же палитры, которая была раньше и снова — здорова. Ну не понравился мне цвет синей тряпки, которая торчит из корзинки. Смазал маслицем это место и лессирнул эту тряпку голубой фц. Во, уже лучше. Кое-где блики подсветил, кое*где яркость притушил. Блики усиливал пастозно, тушил яркость лессировкой. Добавил по мелочи, что смог увидеть в оригинале репродукции и поставил подпись.

Один критик сказал Пикассо — Такую мазню, может нарисовать любой ребенок.

Пикассо ответил — Нарисовать может любой, но подпись могу поставить только я.

Вот что получилось с подписью.

Только подпись не главное в этой картине. Главное — гвоздь.

Голландский пейзаж в современном исполнении. Черная краска-Сажа газовая.

Вот, уважаемые друзья, я сейчас увлекаюсь старинной многослойной живописью, экперементирую и так и сяк и наперекосяк. В построении этой картины имприматуры нет, слоев мало, вроде аля-прима, но тонко, не пастозно, без мазков с лессировками, вроде академический. И попробуй разбери, что это за стиль? Но зато не потрескается и не отвалится — нечему. Может, это акварель…

Делитесь своими наработками и комментариями в этом нелегком поиске истины живописи. Спасибо.

Добавить комментарий